Lotus Cars обеспечен достаточным количеством инвестиций его новым малайзийским владельцем, авто-гигантом  DRB-Hicom, на полное восстановление автомобильного производства на его сборочной площадке Hethel в следующие несколько дней и продолжения наращивания объемов к запуску новой серии  модели суперкара Esprit, который будет представлен широкой публике в 2013 году. Esprit – именно та модель, на которую компания делает ставку, в расчете окрепнуть после внутреннего кризиса и это не случайно, потому как о выпуске обновленного суперкара компания уже объявляла, что вызвало интерес в мире не только среди ценителей этого бренда но и у всей автомобильной общественности.

Пятилетний план для четырех моделей, разработанный генеральным директором Дани Бахаром  должен быть пересмотрен из-за шестидесятидневной финансовой «заморозки», возникшей в результате задержки малазийской компанией потока финансовых вливаний, которая, в свою очередь, потеряла время из-за проволочек при продаже своих активов.

Возобновление означает, что с начала мая Lotus должен выпускать модели Elise, Exige и Evora с расчетной ставкой 44 автомобиля в неделю, при этом продолжая тратить на создание Esprit, в особенности на собственную разработку его нового двигателя V8 и автоматизированной механической коробки передач.

Кроме Esprit предложено производство и других новых моделей, но в настоящее время это предложение руководством компании не рассматривается. Взамен предложенного Lotus ожидает начала производства трех обновленных версий уже существующих моделей, выпуск которых будет приурочен к открытию автомобильного фестиваля Goodwood Festival of Speed в июне этого года, где Lotus будет «избранной» маркой.

Бахар категорически отрицает недавние утверждения, сделанные в ходе последних парламентских дебатов местного депутата Ричарда Бэкона, что бизнесс консалтингу KPMG было поручено найти покупателя для компании в Китае.

 

«Это просто не верно», — говорит он: «Нет никакой срочной потребности в продаже, никакого процесса продажи и никакого предложения цены. Если бы было, то много неизвестных людей здесь производили бы проверки и аудит, но нет никого. Кроме того, я не имею полномочий продавать компанию. Я — просто сотрудник”.