Внешний вид мастодонта

В далекие девяностые довелось мне по случаю приобрести типичный образчик детройтского автопрома образца семидесятых годов. А именно — черного красавца Buick Regal 1979-го года рождения. Очередное ООО, в котором я в те годы трудился на ниве «дикого капитализма», выделило мне сумму в 3500 американских рублей для покупки разъездного автомобиля. Чего-то типа «Опель-Кадет». Собственно за  "Опель-Кадет" ваш покорный слуга и отправился на ближайший авторынок, вернулся с которого, как вы понимаете, совсем не на Опеле...

Да и кто бы смог устоять перед огромным двухдверным седаном, сияющим черным лаком и  винилловым салоном? Объем двигателя в 4.9 литра, расход топлива и поиск запчастей и прочие «прелести» скрылись где-то далеко, за зубастой решеткой радиатора.  Вот так я стал счастливым обладателем классического американского автомобиля. Затем начались будни...

Немного слов, собственно, о самом авто, а именно о его технической стороне. Рамный двухдверный кузов, задний (а как же еще) привод,  пять полноценных посадочных мест (передние сидения раздельные), V-образный 8-ми цилиндровый двигатель объемом 4.9 литра с нижним расположением клапанов, а пара циклопических сдвоенных карбюраторов питали это творение «Дженерал Моторс». Учитывая самый разгар топливного кризиса 70-х, двигатель был кощунственно дефорсирован, и выдавал на гора жалких 98 лошадок. «Жалких» в колличественном, но не качественном отношении (но об этом — далее)...

Внутри — все та же классика американского автопрома: рычаг 3-х ступенчатой АКПП на рулевой колонке, обширные, как диваны, передние кресла и безобразно большой и такой же мягкий задний диван. Квадратно-гнездовая приборная панель со спидометром от старой ГАЗ-24 (очень похоже).  Все обшито серым виниллом.

Попробую описать вам свои впечатления от трехлетнего владения этим дредноутом...

1. Езда. Процесс передвижения «Бьюика» по городу выглядел весьма в духе фильмов о мафии: сначала вы слышите утробное клокотание восьмерки. Впечатление, что едет ЗИЛ-130. Затем из-за угла высовывается неимоверно длинный нос авто. Ездить бысто исключалось само собой. Во-первых — не солидно. Во-вторых и главных — удержать эту машину на высокой скорости в поворотах можно было только случайно... Почти две тонны веса в купе с рессорной задней подвеской и рамным кузовом делали скоростное пилотирование автомобиля занятием для начинающего самоубийцы.

На трассе «Бьюик» нехотя набирал максимальные 90 миль. Да-да, именно цифрой в 90 оканчивался его спидометр, и именно на эту цифру он в конце концов укладывал стрелку. Понять, как ТАКОЙ мотор может ТАК нехотя тащить машину я в те годы не смог... Правда, у мотора была и обратная сторона медали, а именно: однажды мне довелось тянуть на прицепе за «Бьюиком» некую приблуду из области станкостроения. Так вот, по прибытии на место назначения, изучив паспорт приблуды, я сообразил, что суммарная масса, которую мой сухопутный дредноут тащил на прицепе была порядка 3.7 тонны. Каких-либо натуг со стороны машины я не заметил... Вот так вот.

Расход топлива поначалу составлял немыслимые для такого объема 12 литров на сотню. «Немыслимые» ибо столько же брала «Нива» тестя с 1600 кубовым моторчиком. Где-то через год после покупки, топливная система машины потребовала ревизии. Поколдовав недельку над карбюратором, лучший «кулибин» города Михалыч выдал фразу: «Забирай! Порядок!» и кучку оставшихся латунных трубочек. С «Бьюиком» действительно был порядок — расход возрос до 25 литров и перестал напрягать окружающих.

2.Ремонт. Сейчас это кажется удивительным, но за три года довольно «безбашенной» эксплуатации, подвеска «Бьюика» НИ РАЗУ не потребовала ремонта. Да и глядя на гигантские кованые рычаги под брюхом, не верилось, что наши колдобины ЭТО победят. Как-то сразу я стал доверять старым голливудским фильмам, в которых подобные авто спрыгивают с лестниц и эстакад, носятся по проселкам и лесам...

Ремонтировал гидроусилитель — из него стала исчезать жидкость. Зело интересные ощущения, когда на скорости 100 км/час, машина, управляющаяся одним пальцем, вдруг превращалась в ЗИЛ-157. Многократные попытки устранить утечки закончились заменой агрегата на нечто подобное то ли от трактора, то ли от грузовика. Сейчас уже не вспомню...

Однажды пришлось заниматься кузовщиной — сдавая назад я забыл полностью закрыть многокиллограмовую дверь, которая благополучно распахнувшись, начисто снесла стальной столбик. Забирая машину от рихтовщика долго слушал восторженные ахи « Вот это там метал!! Во умеют делать, гады...». Сейчас я понимаю, что «умели».

За все время эксплуатации т/о автомобиля заключалось лишь в более-менее регулярной смене масла. Вот, пожалуй, и все.

Прошло три года, мною был приобретен «Опель-Вектра», и «Бьюик» отправился доживать свой век во двор к тестю, где в следующую зиму у него разморозился блок цилиндров, ибо воду никто не слил )). Еще через пару месяцев, умирающий динозавр был продан за 600 долларов, а точнее — обменян на польскую стенку для новой квартиры. Вот так грустно...

Вы спрсите: «А в чем, собственно, смысл всей этой писанины?». Отвечу: смысл в сопливой ностальгии за молодостью, когда деревья были большими, сто долларов — большими деньгами, печень веселилась во всю, а в Детройте умели делать НАСТОЯЩИЕ автомобили!

С уважением, Ванька Жуков