На чем ездят люди, которые претендуют на высшую должность в стране, в которой об авто мечтают? На эти и другие вопросы отвечают кандидаты в президенты.

Быть примером для большинства — одно из наказаний политиков. И хотя приходится слышать, что в Беларуси политики нет, люди все равно интересуются жизнью претендентов на власть. Вспомним, какой фурор вызвала публикация деклараций доходов кандидатов в местные советы во время последней избирательной кампании. Странная вещь — многие читатели независимых сайтов негативно высказывались тогда в адрес кандидатов от оппозиции, которые продемонстрировали низкие зарплаты, а то и сообщили о своем безработица. Мол как такой человек будет нами руководить, когда на себе заработать не может.

Мнение спорное, если учесть условия, в которых приходится существовать любому, кто осмеливается на публичное заявления.

Политика — вещь дорогая. Участие в избирательных кампаниях требует немалых средств. Естественно, что на старт кандидаты выходят, имея неравные условия. Но в нашем случае справедливо будет говорить о заведомо искусственно созданных неравных условиях. Монополизация государственных СМИ, подконтрольные избирательные комиссии, административный ресурс, использование бюджетных средств для грандиозных популистских мероприятий (военизированные парады, Праздники и славянские базары) — все это, не секрет, которую компанию работает на одного кандидата.

С другой стороны мы видим диссидентов, живущих на скромные пенсии, молодых лидеров, что живут с семьями в однокомнатных квартирах и ездят на подержанных авто. Выборы президента, кроме всего, хороший повод, чтобы сравнить бытовые и этические стандарты, которыми руководствуется Лукашенко и его оппоненты.

Начинаем цикл статей о белорусских политиках, заявивших об участии в очередной президентской кампании, а также о наиболее вероятных ее участников, которые пока не обозначили свои намерения. Читатели узнают, на чем ездят кандидаты в президенты, какой собственностью владеют, об их семейном положении и увлечениях. Начнем с авто.

Ездить на «Шкоде Фелиция», мечтает о «Фольксваген Туарэг»

Первым об участии в кампании-2011 заявил Алесь Михалевич. С него и начнем. Главным критерием для выбора авто политик считает надежность, поэтому он и приобрел «Шкоду Фелицию». Автомобиль 2000 выпуска оснащен двигателем и подвеской от «Фольксвагена», пробег — более 160 тысяч километров. Вообще, Михалевичу нравятся немецкие авто.

Высокий рост кандидата диктует свои условия, поэтому, если бы его мечты пришли к компромиссу с возможностями, он купил бы себе «Фольксваген Туарэг». Или другой аналогичный внедорожник.

Авто, на котором ездит президент, должна соответствовать статусу пассажира и гарантировать его безопасность. «Это должен быть представительный бронированный автомобиль, — считает Алесь Михалевич. — В этом вопросе я не склонен обвинять Лукашенко в чрезмерном расходовании денег ».

Михалевич ездить на демократической «Фелиции», фото Александра Пилецкага

Четыре года на «Мицубиси»

Кандидат в президенты от БХД Виталий Римашевский четыре года ездит на «Мицубиси Спейс Вэган». Это первый собственный автомобиль политика, пробег его превышает 270 000 км. А до этого Виталий приобретал опыт водителя на служебных авто.

Почему «Мицубиси»? Политик отдает предпочтение практическим и функциональным автомобилям. «Чтобы и для работы удобная была, и для семьи». В автомобиле Виталия может поместиться семь человек. Кроме того, Римашевскому импонируют соотношение цены и качества облюбованные авто.

Если встанет вопрос о новом авто, избирать политик будет между европейскими и японскими машины. И если уж быть совсем точным, то между «Мерсэдэсам» и «Тойота». Авто чиновника высшего ранга должно быть представительным, но оснащение его не должно превышать разумные пределы безопасности и удобства, считает кандидат от БХД.

Римашевский ездить на «Мицубиси» с пробегом 270 000, фото Юлии Дорошкевич

Между «Вольво» и «Мерсэдэсам»

Лидер Движения «За Свободу» и кандидат в президенты на выборах 2006 года Александр Милинкевич за рулем 47 лет. Последние годы он ездит на «Вольво-S90», пробег — 280 000 км. Во время поездок по стране это авто не раз обливали кислотой, пробивали колеса. Александр Владимирович говорит, что любит также «Мерсэдэсы». Именно «Мерсэдэс» 1993 выпуска он декларировал на прошлых выборах.

Вообще, при выборе автомобиля кандидат в президенты руководствуется прежде всего удобством, Практичность и дизайном. Лидер страны, считает он, должен пользоваться представительным авто.

Милинкевич, хотя и любит шведские легковушки, но при этом полагает, что к уровню скандинавских стран, где политиков наивысшего уровня нередко можно увидеть в общественном транспорте, нам еще далеко.

Милинкевич любит «Вольво» и «Мерседесы», но позволяет себе только не новые машины, фото Юлии Дорошкевич

«Мерсэдэс» и «Волга Сайбер»

Александр Лукашенко пока не сказал твердое «да» или «нет» избирательной кампании-2011, но мало кто сомневается, что она пройдет без него. Перед началом прошлой кампании Лукашенко среди другого имущества задекларировал мотоцикл Минского завода. Однако никто не видел, чтобы глава государства добирался им на работу по проспекту Победителей. Зато тысячи минчан и жителей столицы чуть ли ни ежедневно сталкиваются с пробками, которые образуются в результате проезда президентского авто. Глава страны ездит на бронированных «Mercedes-Benz-S600».

Об счет конкретно этого авто можно только догадываться, ведь у нас эта информация относится к закрытой. Однако, можно смело говорить о цифрах в сотни тысяч долларов. Бронированный «Мерсэдэс» президента России, к примеру, стоит около 1,5 миллиона долларов.

Из интервью российским журналистам двухлетней давности следует, что это не единственный автомобиль в президентском автопарке. Лукашенко признался тогда, что Горьковский автозавод подарил ему новую «Волгу Сайбер». «Ничто себе так машина, ничто, — откомментировал он тогда новинку Горьковского автозавода. — Ну, конечно, это не «Мерсэдэс», но это уже и не «Волга»! »

Президентский «Мерсэдэс» Александра Лукашенко, фото Юлии Дорошкевич

«Мне снится отцовское полуторка»

Поэт Владимир Некляев, который возглавил гражданскую кампанию «Говори правду», о президентских амбициях пока не заявлял. Однако появление такой компании незадолго до выборов президента, да еще с таким харизматическим лидером, говорит само за себя. Да и Владимир Прокопович отказался рассказать о себе. Авто он давно не управляет. Говорит, после одного происшествия, которое могло закончиться весьма трагично, решил за бразды больше не садиться.

«Я не контролирую себя за рулем — люблю скорость». По делам поэт ездить на дружеском «Фиат Браво», на авто друзей и соратников, а то и на наемным автомобили. Автомобильная мечта детства — грузовая полуторка, на которой отец Владимира Некляева провез его парнишкой по всей Сморгонщине. «До сих пор помню запах кабины, нагретой на солнце.

Если мне и снится авто, то отцовское полуторка ».

Координатор «Хартии-97» Андрей Санников одним из первых заявил о своих президентских амбициях. Но от разговора с корреспондентом категорически отказался, назвав саму идею рассказать о себе потенциальным избирателям «противоречущими методами». «Мне скрывать нечего, в свое время я сообщу всю необходимую информацию. А вы продолжайте делать свое грязное дело », — заявил политик.

Лидерам оппозиции часто приходится пользоваться служебным транспортом, как, например, во время обыска 18 мая